Атеросклероз: исторические аспекты изучения


image

05.12.2023 1329

Каким был путь изучения атеросклероза, рассказал профессор Валерий Владиимрович Кухарчук на заседании Ученого совета МЕДСИ, приуроченном к 27-летию Клинико-диагностического центра МЕДСИ на Белорусской, которое прошло 14 ноября традиционно в стенах КДЦ на Белорусской, под председательством руководителя Ученого Совета, профессора Геннадия Александровича Коновалова. В мероприятии приняли участие члены Ученого Совета – ведущие ученые, научные деятели из России и других стран.

Статины, ингибиторы PCSK9, аферез липопротеинов низкой плотности и липопротеина (а) — сегодня именно эти терапевтические методы лежат в основе успешного лечения гиперхолестеринемии и, как следствие, профилактики атеросклероза и сердечно-сосудистых событий. Но долгие годы ученые даже не догадывались о связи холестерина и болезней сердца. Каким был путь изучения атеросклероза, рассказал профессор Валерий Владиимрович Кухарчук на заседании Ученого совета МЕДСИ, приуроченном к 27-летию Клинико-диагностического центра МЕДСИ на Белорусской, которое прошло 14 ноября традиционно в стенах КДЦ на Белорусской, под председательством руководителя Ученого Совета, профессора Геннадия Александровича Коновалова. В мероприятии приняли участие члены Ученого Совета – ведущие ученые, научные деятели из России и других стран.

В числе актуальных тем, с которыми выступают в ходе заседаний члены Ученого Совета МЕДСИ, - диагностика и эффективные методы коррекция гиперхолестеринемии, в том числе ее рефрактерных форм. Поэтому особенный интерес аудитории вызвал доклад Валерия Владимировича Кухарчука, профессора, доктора медицинских наук, члена-корреспондента РАН, главного научного сотрудника, и. о. руководителя отдела проблем атеросклероза НМИЦ кардиологии им. ак. Е. И. Чазова, который представил ретроспективный взгляд на эту проблему. Ведь зная историю вопроса, можно прогнозировать его развитие.
Началось все в 18-м веке, когда Уильям Геберден впервые описал клинику стенокардии. Это были только первые шаги, потому что ученый не знал ни причин этой патологии, ни методов ее профилактики. Почти век потребовался ученым, чтобы сделать очередной прорыв. Его совершил немецкий врач Рудольф Вирхов, который не только высказал идею воспалительного происхождения атеросклероза, но и представил триаду Вирхова, названную в его честь. Эти факторы, которые способствуют тромбообразованию, актуальны и подтверждены современной наукой: повреждение стенок сосудов, изменение химического состава крови и турбулентность кровотока. 
В 1913 году российские ученые Н. Н. Аничков и С. С. Халатов первыми в мире в эксперименте на кроликах доказали ведущую роль холестерина в развитии бляшек в сосудах животных. То есть впервые было выявлено вещество, которое является провокатором сосудистых изменений. И началась эра изучения атеросклероза и пристального внимания к проблеме гиперхолестеринемии. 
В 1956 году началось масштабное исследование «7 стран», которое установило взаимосвязь сердечно-сосудистой смертности и уровня холестерина. При этом были выявлены факторы риска, способствующие накоплению этого вещества в крови. В частности, было установлено, что в странах, где жители придерживались средиземноморской диеты, уровень сердечно-сосудистой смертности был существенно ниже.
Постепенно появлялись представления о других факторах риска. Так, в 1960 году было установлено влияение курения на развитие сердечно-сосудистых заболеваний, через год было доказано, что повышенные уровни холестерина и артериальная гипертония также вносят свой вклад в заболеваемость. В 1977 году установлена роль триглицеридов, липопротеинов низкой и высокой плотности в развитии атеросклероза. А в 1994 году впервые была обозначена роль Лп (а) и апо Е как возможных факторов риска развития ишемической болезни сердца.
Сегодня уже известно, что помимо воспалительных процессов в формировании атеросклероза участвуют нейтрофилы, тромбоциты, лимфоциты, макрофаги — это сложнейшая схема, которая дает не просто общее представление о причинах заболевания, но и позволяет разрабатывать различные препараты, прерывающие патологическую цепочку.
Первая терапия атеросклероза, основанная на столь комплексном представлении, появилась в конце 70-х — начале 80-х годов прошлого века. Тогда она базировалась на никотиновой кислоте, секвестрантах желчных кислот, фибратах и пробуколе. Но как только были обнаружены генетические формы нарушения липидного обмена (семенйая дислипидемия, семейная гипертриглицеридемия), выяснилось, что имеющаяся терапия не отвечает всем запросам. И лечение таких пациентов имеющимся арсеналом препаратов безуспешно — многие больные погибали в возрасте 20–30 лет.
Подвижки в этом вопросе случились, когда М. Браун и Д. Гольштейн открыли рецепторы к ЛНП. И было решено попробовать заменить функцию недостающих рецепторов с помощью методов экстракорпоральной терапии. Первые опыты применения терапевтического афереза провел англичанин Дж. Томпсон в 1978 году. Спустя пару лет, в 1983 году, академик Евгений Иванович Чазов провел первые процедуры иммуносорбции ЛНП в России.
«Советский чрезвычайно успешный опыт лечения пациентов с семейной гиперхолестеринемией даже отметили американские журналисты. В 1986 году вышла статья в газете TIME, посвященная нашим достижениям, что для того времени было просто удивительно», — вспоминает Валерий Владимирович.
Тем не менее, продолжались поиски адекватной лекарственной терапии. В 1971 году японский ученый Акиро Эндо из 6000 микробных штаммов выделил два, чьи вещества блокируют синтез холестерина. Так появились статины, с которых началась новая эра в лечении гиперхолестеринемии.
«Это была своего рода революция. На статинотерапии нам удалось получать результаты, о которых мы и думать не могли. Сократилось количество инфарктов и инсультов, снизилась смертность от ишемической болезни сердца. Но был и «отрезвляющий душ». Несмотря на эти успехи все равно развивались сердечно-сосудистые события. Даже было обозначено явление остаточного риска. Требовались новые гиполипидемические препараты. И они появились: эзетемиб, ингибиторы PCSK9 и инклисиран», — рассказал профессор.
Современные препараты, особенно в сочетании с методами афереза, показывают стойкое снижение ЛНП и Лп (а). Например, при инъекции инклисирана уже через 9 месяцев наблюдается снижение ЛНП на 41 %.
Но и это не повод останавливаться, и наука продолжает поиски новых препаратов для коррекции нарушений липидного обмена. По мнению эксперта, мы уже вступаем в новую эру, когда будут доступны вакцинация на основе создания антител к модифицированным ЛНП, препараты, стимулирующие активность антивоспалительных цитокинов. Кроме того, уже проводятся первые опыты по редактированию генома, при котором часть патологического генома вырезается, и патологический участок больше не будет способствовать избыточной продукции ЛНП и других атерогенных фракций холестерина.

   

Для размещения Вашей информации на портале воспользуйтесь системой "Public MEDARGO"

Публикации