Спасая сердца. Главный кардиохирург Москвы — о малоинвазивных методиках и профилактике заболеваний


image

17.06.2024 2523

В День медицинского работника главный внештатный сердечно-сосудистый хирург Департамента здравоохранения Москвы Марат Сагиров рассказывает о развитии столичной кардиохирургии, использовании малоинвазивных методик и важности кардио-чекапа после 40 лет.

Сложно представить профессию важнее, чем врач. Она требует высокой квалификации, способности принимать решения в экстренных ситуациях и стремления помогать людям. 16 июня в России отмечается День медицинского работника. В преддверии праздника корреспондент mos.ru побеседовал с кардиохирургом — представителем одной из самых сложных специальностей в системе здравоохранения.

Какие малоинвазивные операции проводят на сосудах, возможно ли в будущем искусственное выращивание тканей для пересадки сердца, когда стоит пройти кардио-чекап и как медик может пронести любовь к своему делу через всю жизнь — в интервью с главным внештатным сердечно-сосудистым хирургом Департамента здравоохранения Москвы, заведующим кардиохирургическим отделением Научно-исследовательского института (НИИ) скорой помощи имени Н.В. Склифосовского Маратом Сагировым.

Мультидисциплинарный подход и ювелирная работа с тонкими сосудами

— Марат Анварович, расскажите, пожалуйста, как вы выбрали профессию?

— Моя жизнь связана с медициной с рождения. Когда я появился на свет, родители учились в мединституте. Я рос в городе Ургенче в Узбекистане и иногда бывал у отца на дежурствах — он, кстати, до сих пор работает кардиологом. Перед поступлением в вуз я прошел боевое крещение — помогал в областной больнице в ночи с субботы на воскресенье. Это напряженное время: привозят пострадавших в ДТП и других неотложных пациентов. Меня могли оттолкнуть раны, ожоги, переломы. Но я, наоборот, понял, что хирургия — это мое.

В ноябре 1996 года, когда я учился на четвертом курсе мединститута, российские врачи провели аортокоронарное шунтирование Борису Ельцину. Мне эта операция показалась прорывом космического масштаба. Началось мое погружение в кардиохирургию: я окончил ординатуру, потом аспирантуру. В 2004 году начал работать сердечно-сосудистым хирургом в институте имени Склифосовского.

— Почему кардиохирургию называют одним из самых сложных направлений в медицине?

— Успех операции зависит от навыков, опыта и скорости работы хирурга. Часто мы имеем дело с тонкими сосудами, такими как коронарные артерии (их диаметр составляет три-четыре миллиметра). Это ювелирное искусство. Операции на крупных ветвях аорты и самой аорте тоже требуют мастерства — высок риск кровотечения, каждый шов должен быть выверенным. Кардиохирургия не прощает ошибок, даже маленьких.

А еще она находится на стыке нескольких профилей. Современная медицина развивает мультидисциплинарный подход, и кардиохирургия — яркий тому пример. Лечение заболеваний сердца и сосудов начинается с кардиологов и диагностов. Кардиохирурги, анестезиологи и реаниматологи оценивают возможность оперативного вмешательства. Иногда во время операции необходимо остановить сердце — например, при протезировании клапана или коррекции врожденных патологий. Тогда на помощь приходят перфузиологи — специалисты, управляющие искусственным кровообращением. Работа аппарата заменяет насосную функцию сердца.

— Нелегко, наверное, принять решение о временной остановке сердца?

— Многим эта процедура кажется магической, но для нас она стандартна. Пациенту ничего не грозит: несмотря на то что его сердце стоит, оно не умирает. Система мониторинга следит за жизненно важными показателями оперируемого. Впрочем, сегодня мы реже прибегаем к искусственному кровообращению. Около 80 процентов аортокоронарных шунтирований проводят на работающем сердце (исключения — множественные поражения артерий, сопутствующие патологии). Операции на работающем сердце прочно вошли в практику столичного здравоохранения.

Кардиохирурги Морозовской детской больницы впервые в Москве провели операцию на сердце при помощи донорских тканейСергей Собянин: В Боткинской больнице впервые провели трансплантацию сердца

Хирургические 3D-стойки и сердечные протезы

— В этом хирургам помогают малоинвазивные методики, верно?

— Да, в Москве развивают малоинвазивную хирургию и стараются минимизировать травматическое воздействие на здоровые ткани. При помощи эндоскопического оборудования выполняем аортокоронарное шунтирование, протезируем митральный клапан. Хирургические 3D-стойки позволяют оперировать орган, не рассекая грудину. Работаем инструментами в небольшом разрезе, через еще один прокол вводим видеокамеру. Она передает изображение на монитор в высоком разрешении. Малоинвазивные методы применяем при операциях шунтирования, протезирования аортального клапана сердца, восходящего отдела аорты.

Оценить качество аортокоронарного шунтирования прямо во время операции позволяет флоуметрия: по времени прохождения ультразвуковых волн определяют скорость кровотока по шунтам. Через катетеры вводим контраст в сосуд, чтобы исследовать его целостность, структуру, размер просвета. Проводится стентирование коронарных артерий и артерий различных бассейнов. В место сужения артерии имплантируется стент, восстанавливающий кровоток. При врожденных пороках сердца эндоваскулярным методом устанавливаем окклюдер — устройство, закрывающее собой дефект в структуре органа. А аппарат для аутотрансфузии крови играет важную роль при обильной кровопотере. Он собирает, фильтрует и вливает кровь обратно пациенту.

— Каких еще достижений удалось добиться столичным кардиохирургам?

— Могу смело сказать, что столица накопила наибольший опыт в экстренной хирургии аорты в России. Это наша гордость. Изменился подход и к лечению хронической сердечной недостаточности. Если раньше искусственные левые желудочки использовались как мост к трансплантации, то есть давали пациенту шанс дождаться донорского органа, то сейчас благодаря модернизации этих устройств многим пересадка не нужна. Электронный насос помогает ослабленному сердцу качать кровь.

— Как изменилась операция по трансплантации сердца за последние годы?

— В Москве пересадку сердца выполняют в институте имени Склифосовского, а с прошлого года — и в Боткинской больнице. Наши коллеги провели уже восемь трансплантаций. Здорово, когда стационар берет на себя столь ответственную работу. Как парадоксально бы ни звучало, но сама трансплантация сердца технически проста. Это не вершина в кардиохирургии, операция при остром аортальном синдроме гораздо сложнее.

Но у трансплантации сложны этапы до и после. У пациентов, ожидающих операцию, сердце сокращается на грани своих возможностей, важно компенсировать эту патологию. После трансплантации надо следить, нет ли реакции отторжения нового органа. Потом люди с пересаженным сердцем живут не одно десятилетие.

— А как вы относитесь к таким экспериментальным операциям, как пересадка человеку свиного сердца?

— В будущем с развитием иммуносупрессивной терапии это, полагаю, будет возможно. Еще одно перспективное направление — искусственное выращивание сердечных тканей, например клапана.

— Используют ли московские кардиохирурги искусственный интеллект?

— Да, для диагностики. В пандемию в Москве провели огромное количество КТ-исследований органов грудной клетки. Мы нашли новое применение этому массиву данных: дали нейросети задачу проанализировать снимки и выявить такие патологии, как расширение аорты, ее чрезмерную извитость. Пациентов, у которых нашли проблемы, пригласили на дообследование и консультацию. Так цифровизация московского здравоохранения помогает сократить количество острых сердечных патологий в будущем.

Трудности и счастливые минуты

— НИИ скорой помощи имени Н.В. Склифосовского лидирует по числу экстренных кардиохирургических вмешательств. Как вашей команде это удается?

— Мы готовы 24 на семь принимать неотложных пациентов: с острым коронарным синдромом, инфекционным эндокардитом, острой дисфункцией клапанов сердца. Полноценная кардиохирургическая бригада может оказать помощь в любую минуту.

— Что для вас самое сложное и любимое в работе?

— Сложно принять решение о проведении операции, когда речь идет о пожилом человеке или пациенте, сердце которого истощено несколькими инфарктами, с комплексом сопутствующей патологии. Риск в таких случаях очень высок. Но когда операция проходит успешно, это приносит счастье и облегчение.

Кардио-чекап и здоровый образ жизни

— Какие сердечно-сосудистые заболевания самые распространенные?

— Ишемическая болезнь сердца остается основной причиной смертей в мире. В Москве мы наблюдаем положительную динамику в лечении этого заболевания: трансформация службы кардиологии привела к тому, что смертность от острого инфаркта миокарда снижена до 7,8 процента. Это хороший показатель. Уменьшилась и смертность от расслоения аорты. Кроме того, распространены гипертония, атеросклероз, аритмия.

— Как сохранить здоровье сердца и сосудов?

— Контролировать давление, уровень холестерина и вес, отказаться от вредных привычек, вести подвижный образ жизни. Об этих правилах говорят годами, соблюдать их важно. После 40–45 лет рекомендую раз в год проходить кардио-чекап. В него входит, например, биохимический анализ крови, эхокардиография, электрокардиография. При возникновении тревожных симптомов — ощущения перебоев в работе сердца, боли за грудиной, быстрой утомляемости — нужно сразу обратиться к кардиологу. Если вовремя диагностировать даже сложную патологию, лечить ее будет проще, так как при запущенных проблемах с сердцем страдают и другие органы.

— В Москву пришло лето. Как обезопасить себя в жаркую погоду?

— Только что сделал глоток воды, и в жару всем это советую. Жители столицы — люди северные, высокая температура может привести к развитию сердечно-сосудистых заболеваний. Поэтому не стоит забывать о водном балансе.

Медицина с именем: с чего начинал Склиф и как оказывает экстренную помощь сейчасТехнологии на страже здоровья: какое высокоточное оборудование применяют в московских больницахЭра технологий. Врачи рассказали о новых стандартах в столичном здравоохранении

Источник : Ссылка

   

Для размещения Вашей информации на портале воспользуйтесь системой "Public MEDARGO"

Публикации